Министерством юстиции Украины зарегистрировано около 200 партий. Если исходить из этой цифры, то в стране должны развиваться бурные политические процессы, серьезная межпартийная конкуренция принципов, идей, идеологий, разных путей развития. Но реалии происходящего никак не соответствуют такому предположению. Мы привыкли называть эти зарегистрированные организации политическими партиями, но являются ли они таковыми? Можно сколько угодно анализировать их на соответствие политологическому термину «политическая партия», сколько угодно цитировать классиков политологии и партийного строительства. Но от этого они политическими партиями не станут. Как говорят на востоке, сколько не говори изюм – во рту сладко не станет. Вместо политических партий мы имеем их заменители, этакие эрзац-партии. Как и всякие заменители, они в чем то похожи на свои оригиналы. Но если присмотреться подробней, становится очевидными принципиальные различия между ними. Некоторые политики самокритично предлагали определить суть этих образований как закрытые акционерными обществами, основной задачей которых является получение личных выгод и личного обогащения членов этих ЗАО. Но если исходить из реалий их действий, методов которыми они пользуются, задач которые они ставят, то правильней их определить как организованные преступные группы (ОПГ). Как и политические партии, эрзац-партии стремятся к достижению власти. Политическая власть для них является тем инструментом, с помощью которого реализуются личные интересы членов ОПГ. Основной задачей пребывания у власти у них является контроль над экономикой, над денежными потоками, перераспределение собственности в пользу «своих», использование власти и государственных ресурсов в целях собственного обогащения. В это части они практически полностью соотвествуют определению ОПГ, и никак не соответствуют определению политической партии. Между такими вот эрзац-партиями нам предлагают выбирать на выборах. Накопив критическое количество пустых обещаний, лжи и популизма, они исчезают, теряя поддержку на выборах. На их место приходят другие, которые от них, по сути, ничем не отличаются. И так продолжается уже почти 20 лет.



Можно посыпать голову пеплом, обвинять всех и вся. Тем более, что делать это легко и просто. Сложнее ответить на вопрос, почему же у нас вместо системы политических партий сформировалась уродливая система их заменителей. Говорить о том, эти эрзац партии создавали для себя всякие проходимцы, и потому они такими стали было бы легковесным упрощением. Вне всякого сомнения, были и такие авантюристы и проходимцы. Но ведь были и люди, исполненные наилучшими побуждениями, ставившими задачу принести пользу своей стране. Часть этих благородный попыток закончилась не удачно из-за неумения организоваться, идеологических ошибок, отсутствия материальной основы для существования. Но часть из них выжила, почему же они трансформировались в известные нам формы? Если перефразировать всем известную фразу, то можно сказать, что какую бы партию не создавали, какую бы идеологию она не выбирала, какими бы не были их программа и устав, как бы благородными не были замыслы их основателей и последователи, получается КПСС. И подобное мы наблюдаем не один десяток раз. Для того что бы дать ответ на этот вопрос, в чем же причины таких трансформаций, необходимо рассмотреть в каких условиях эти партии формировались и существуют.

Многие десятилетия мы жили в условиях тоталитарного большевизма. Под политической активностью понималось цитирование классиков марксизма и прославление мудрости партии и правительства. В этих условиях мы воспитывались, эта система во многом определяла наши убеждения и мировоззрение. После крушения большевистской тоталитарной системы, после обретения Украиной независимости, тоталитарный стержень общества потерял свою основу, но полностью не исчез. Да он и не мог исчезнуть одномоментно. Что бы этот стержень изменился, прежде всего, должны измениться мы сами, должно измениться наше общество, должны измениться принципы и система государственного управления.

Политические партии действуют в условиях демократического общества. А основой демократического общества, является гражданское общество. То, что у нас гражданское общество еще не сформировалось, общеизвестная истина, не требующая дополнительных доказательств. Этот факт подтвержден многочисленными исследованиями. У нас есть население, есть избиратели, но граждан нет, или почти нет. Судя по президентским выборам, их не более 4-6%. Население не интересуют ни программы, ни политические платформы. Ведь они интересны гражданам, голосующим согласно своим убеждениям, своей гражданской позиции, своим осознанным интересам. А население интересуют популистские обещания и подачки. Часто говорят об ответственности политических сил, возникает вопрос перед кем. Перед избирателями, но они были таковыми только в предвыборный период. А после окончания выборов они исчезают и о них вспоминают только перед следующими выборами. Тогда вновь изображают заботу об их проблемах и интересах. Раздают новые обещания, не выполнив старые. Иное дело граждане и гражданское общество. Оно может напомнить и потребовать ответа в любой момент. Оно способно контролировать не только действия власти. Оно контролирует и политических структур общества, то есть контролирует политические партии. Гражданское общество не прощает политикам ни обмана, ни не выполненных обещаний. Оно наказывает такие политические партии на выборах, отказываясь за них голосовать. Политические партии это понимают, и потому остерегаются от безответственных действий и пустых обещаний. Потому, что затем за все это наступит расплата.

Новейшая история не знает случаев, когда бы существовало демократическое общество в отсутствии гражданского общества. Без гражданского общества может существовать некая не устойчивая псевдодемократия, способная как трансформироваться в демократическое общество, так и перейти к авторитарной и даже тоталитарной форме. Процесс формирования гражданского общества требует длительного времени. Так в европейских странах гражданское общество формировалось в течении многих десятилетий. Значит ли это, что мы обречены на такой же длительный процесс? Давайте посмотрим на своих ближайших соседей, бывших соседей по общему лагерю. Польша, Венгрия, Чехия, Словакия, Прибалтийские государства достигли куда более заметных успехов, хотя их первоначальные точки их развития были близки к нашей. Словакия, как и Украина не имела своей государственности. Прибалтийские государства не имели сформированного гражданского общества. Сейчас они живут на порядок лучше нас. У них сформировался костяк гражданского общества. У них имеются пусть и не всегда совершенные политические партии. Почему им это удалось, а нам нет? Думаю, что их успехи связаны с теми реформами, которые они провели. Мы часто вспоминаем о их экономических реформах, считая их основой этих успехов. Вне всякого сомнения, экономические реформы нужны они позволяют создать эффективную современную экономику. Но мы упускаем, что они провели административно-территориальную реформу, реформировали систему государственного управления, провели реформу местного самоуправления, жилищно-коммунальную реформу. Именно эти реформы позволили изменить общество. Именно эти реформы обеспечивали процесс формирования гражданского общества. Без опоры на гражданское общество, без его контроля, политические организации отрываются от общества, превращаются в инструменты реализации личных интересов своих членов. Становятся нам всем известными эрзац-партиями.

Именно вопрос формирования гражданского общества должен стоять на первом месте в программах политических сил, стремящихся стать политическими партиями. Именно за проведение реформ, которые бы этому способствовали, они должны бороться. Именно в этом состоит патриотизм, как патриотизм к своему государству, своей стране. Ведь по настоящему любить свою страну, беречь и преумножать ее культуру, защищать, если потребуется ее суверенитет, способны только граждане страны. Для населения эти ценности не столь важны. Реформировать свою страну способны граждане этой страны. Для населения эта задача непосильна.

Жилищно-коммунальная реформа превратит миллионы жителей домов в их владельцев, граждан своего дома. Это не просто изменение названия. Это изменение их реального статуса, их положения в обществе, их отношения к окружающему миру. Владелец дома не будет ломить двери и бить стекла. Ведь их восстанавливать придется за его же счет. Он не будет равнодушно смотреть на прорвавшую в его доме трубу, потому что за вылившуюся воду ему придется платить из собственного кармана. Да и подвал, если его затопит, придется осушать за его же счет. Он будет следить за состоянием этих труб, и менять приходящие в негодность до того, как они его затопят. Можно привести еще множество подобных примеров, показывающих реальное содержание разницы между жильцом дома и его владельцем. Помимо вышеперечисленного, это и процесс формирования среднего класса. Ведь средний класс определяется не только размером получаемого дохода, но и размерами собственности, которой гражданин владеет.

Мы до сих пор имеем советское административно-территориальное деление, советскую систему управления. Наши районы и области создавались по численности партийных организаций. Этой партии уже давно нет, а административно-территориальное деление сохранилось. Она не учитывает ни характер имеющихся производств, ни существующие производственные связи, ни потребности людей, проживающих в этих регионах. Она не эффективна, не удобна, не способна меняться и приспосабливаться к изменениям. По сути, она консервирует давно умершие отношения общества, которого уже не существует. Вдобавок ко всему, она коррупционна по своей сути, по своей системе управления.

Наша система власти подобна пирамиде, стоящей не на основании, а на вершине. Эта вершина у нас так называемая центральная власть, которая определяет, как жить людям в тысячах городов, поселков, сел. Сама жизнь показывает, что такая система не устойчива, не эффективна да еще коррупционна. Она дает громадную власть политикам и чиновникам, оставляя бесправными миллионы людей. Если мы хотим сформировать гражданское общество, эту пирамиду необходимо перевернуть и поставить на основание. А для этого необходима административно-территориальная реформа и реформа системы местного самоуправления. Она позволит людям на местах самим решать свои проблемы. Такие реформы превратят жителей городов и сел в граждан этих городов и сел. А в конечном итоге, в граждан своей страны.

Как нельзя в каменном веке построить ядерный реактор, так нельзя создать настоящую политическую партию в условиях отсутствия развитого гражданского общества. Можно только создать некоторую промежуточную структуру, некую протопартию. Она еще не будет полноценной политической партией, но уже не будет эрзац-партией. По мере развития гражданского общества, она может трансформироваться в полноценную политическую партию, тогда как эрзац-партии на это не способны. Для этого, такая промежуточная структура, в отсутствии развитого гражданского общества, должна опираться на имеющиеся отдельные элементы гражданского общества, на имеющиеся общественные организации и движения, близкие ей по идеологии, целям и задачам. Ни в коем случае не брать их под контроль и управление, не навязывать им свои позиции. Наоборот, она сама должна поставить себя под их общественный контроль. Помогать им в их работе, осуществлять их политическую поддержку, отчитываться перед ними за свои действия и взятые на себя обязательства. Усиление влияния этих общественных организаций будет, одновременно, и усилением влияния и протопартии. С другой стороны, этот общественный контроль обезопасит протопартию от перерождения в обособленную, оторванную от общества структуру эрзац-партии.

Вопрос общественного контроля за деятельностью протопартий, это ключевой вопрос, определяющий их будущее. Для ныне существующих «ведущих» эрзац-партий, этот вопрос уже значения не имеет. Для них больше подходит пословица о горбатом, их уже ничего не исправит. А для молодых, только формирующихся протопартий, для вновь создаваемых протопартий, этот вопрос как знаменитый камень на перепутье у сказочного богатыря. Не поставят свои протопартии под контроль гражданского общества, рано или поздно превратятся в очередные эрзац-парии, с вполне прогнозированным будущим. Поставят свои протопартии под контроль гражданского общества, будут развиваться вместе с ним, смогут со временем трансформироваться в политические партии. Такое взаимодействие с гражданским обществом создаст общественную опору для партий, и будет служить источником для их пополнения и развития. Постоянная связь с обществом позволит понимать потребности общества, поддерживать те новые идеи, которые общество генерирует. Она же позволит протопартиям предлагать обществу свои идеи, иметь ту обратную связь, которая определить их востребованость обществом. Именно такие протопартии, по мере развития общественных структур, на которые они опираются, способны перерасти в полноценные политические партии. Других путей для создания системы политических партий в нынешних условиях не существует.

crisismir.com

Обновлено (12.08.2011 07:50)